Шведский эксперимент: жизнь без карантина

Плюсануть
Поделиться
Класснуть


В марте 2020 г. многие европейские страны, пытаясь справиться с первой волной коронавируса захлестнувшего весь мир, начали вводить на своих территориях различные карантинные ограничения. В отличие от них Швеция приняла решение выбрать другую стратегию, чтобы справиться с вирусом – было решено отказаться от строгого карантина.

За 1,5 года по миру прокатилось несколько волн коронавируса. Попробуем рассмотреть, что принес этот эксперимент Швеции?

В Стокгольме изначально сделали ставку на коллективный иммунитет и самодисциплину населения. Поэтому, пытаясь избежать экономических потерь от остановки промышленных предприятий и закрытия учреждений сферы услуг, было решено ввести минимальные ограничения, которые при этом носили еще и просто рекомендательный характер.

В то время, когда весной 2020 г. гражданам большинства стран Европы буквально запретили покидать свои дома без специального разрешения, в Швеции лишь ограничили число участников на массовых мероприятиях до 50 человек. Зимой это число сократили до 8 участников, но совсем на короткий период.

Никто не требовал от шведов носить маски, лишь в январе 2021 года власти официально рекомендовали пользоваться ими в общественных местах. Однако эта рекомендация не была обязательным требованием, каждый сам решал – нужно ли ему надевать это средство защиты или нет. Никто не контролировал ношение масок, и не выписывал штрафы. 

Поэтому неудивительно, что люди, появившиеся на улице с маской на лице, привлекали к себе недоуменные взгляды прохожих.

Стремясь предотвратить распространение коронавируса, практически во всех европейских странах, в первую очередь, закрыли все учебные и спортивные заведения. Власти Швеции наоборот оставили школы работать в привычном режиме. Поскольку заболеваемость среди детей почти не наблюдалась, было решено продолжать учебный процесс, а для укрепления естественного иммунитета поощрялись прогулки на свежем воздухе и занятия спортом.

Одновременно с другими странами ЕС в стране началась кампания по вакцинации населения. Но эта процедура предлагалась гражданам тоже на добровольной основе. Каждый решал сам – делать ему прививку или нет. В Швеции даже от медицинских работников никто не требовал в обязательном порядке прививаться.

Поскольку вакцинация в стране – дело сугубо добровольное, то нет никаких различий между теми, кто сделал прививку, и кто отказался. Все рекомендации и правила, которые вводят власти страны, едины для всех граждан.

Анализируя события, происходящие в Швеции, многие наблюдатели весь год отмечали особые отношения между властью и населением. Жители страны отличаются высоким уровнем самодисциплины и доверием к власти, поэтому большинство из них четко придерживались даже необязательных рекомендаций.

Разумеется, нельзя идеализировать шведское общество. Среди населения оказалось достаточно много людей с иными взглядами на пандемию коронавируса. В прессе периодически мелькали сообщения о гражданах, которые в качестве протеста против рекомендаций по соблюдению социальной дистанции сдвигали в общую кучу столы в ресторанах. Ряд работодателей требовали от сотрудников возвращения на свои рабочие места, запрещая им работать дистанционно, как того требовали власти страны. Немало было и родителей, которые даже под угрозой штрафных санкций не желали отпускать своих детей на уроки в школу.

Сравнение с ситуацией в мире

Пытаясь спасти экономику, шведское правительство отказалось от введения всеобщего карантина. Насколько правильным было это решение, и не пришлось ли заплатить за него человеческими жизнями?

Интересный результат получили итальянские ученые после того, как провели исследование уровня смертности в 67 странах. Оказалось, что в прошлом году избыточная смертность превысила среднегодовые показатели во многих государствах Северной Европы.

Например, количество «лишних» смертей на душу населения в Швеции зафиксировано в шесть раз больше, чем в Финляндии, вдвое больше, чем в Германии, Латвии и Эстонии, а если сравнивать с Норвегией, то шведские показатели выше в 50 раз.

Тем не менее, не следует делать поспешных выводов. В Польше и Литве в первом полугодии 2020 г. вводились очень строгие карантинные меры, однако показатель избыточной смертности в этих странах составляет 167, тогда как в Швеции он не превышает 85. Еще выше этот показатель в России – 245.

Почти не отличается соотношение между данными, полученными итальянскими учеными и официальными статистическими данными по количеству смертей от ковида. Хотя цифры озвучиваются другие. По числу заболевших коронавирусом Швеция опережает в 10 раз Финляндию и Норвегию, в 1,5 раза – Германию и Эстонию, но ее опережают Литва и Польша. Сравнение с российскими данными невозможно, так как их достоверность вызывает сомнения.

В каждой стране ведется сбор данных связанных с пандемией – количество заражений, госпитализаций, выздоровлений и смертности. Но самую подробную и достоверную информацию собрали исследователи Дмитрий Кобак из Университета Тюбингена в Германии и Ариэль Карлински, преподаватель в Еврейском университете в Иерусалиме. Ими собраны подробные сведения о течении пандемии в 104 странах, включая данные по избыточной смертности за полтора года, начиная с марта 2020 г.

Анализируя ситуацию в разных странах, ученые пришли к выводу, что смертность от коронавируса практически не зависит от строгости карантинных ограничений и запретов. Данные, которые собрали Карлински и Кобак, подтверждают, что показатели смертности в Швеции, действительно выше, чем в Германии и Финляндии, но они гораздо ниже, чем в остальных странах ЕС. Поэтому нельзя категорически заявлять, что стратегия, выбранная шведскими властями, потерпела крах. 

Тем более что пандемия все еще продолжается и подводить итоги эффективности карантинных мер пока рано.

Но уже сейчас становится видно, что на показатель смертности в гораздо большей степени влияют не запреты и указания властей, а совсем другие факторы. Большую роль в борьбе с вирусом играют пропускная способность учреждений здравоохранения, доступность и качество медицинской помощи, плотность населения, уровень жизни, климат и т.д.

К таким же выводам пришли сотрудники журнала Economist, которые проводили собственное расследование по распространению и методам борьбы с коронавирусом в разных странах. По их мнению, на численность жертв влияет не строгость предпринимаемых мер и не географическое положение страны, а ее экономика. Чем значительнее наблюдается разрыв между уровнем жизни бедных слоев населения и состоятельными людьми, тем выше смертность.

Стоила ли «шкурка выделки»?

Особый путь, выбранный Швецией, предполагал сохранение экономики. В то время, когда соседние страны разрушали свою экономику бесконечными локдаунами, тратили огромные деньги, стараясь удержать на плаву бизнес и рядовых граждан, страна жила практически в привычном режиме. Однако статистика все-таки отметила снижение деловой активности в экономике. Спад был небольшим, и восстановление идет довольно успешно.

Швеции удалось избежать экономического провала, как это наблюдалось в других странах, но и без потерь не обошлось.

Конечно, они были не такими существенными, как во Франции и Испании, где обвал ВВП составил до 8-10%. И, тем не менее, Швеция потеряла до 2,8% ВВП, как Финляндия и Эстония. Но среди европейских стран есть и такие, чьи потери ВВП оказались еще меньше, чем у Швеции, несмотря на введение на их территории локдаунов. Например, сокращение ВВП в Литве составило всего -0,9%, а в соседней Норвегии – 0,8%. Даже Дания и Польша пережили ковидный год лучше, потеряв -2,1% и 2,7% ВВП соответственно.

Падение шведской экономики произошло по независящим от нее обстоятельствам. Она тесно переплетена не только с экономикой отдельных государств, но и с мировой экономикой. Когда все европейские страны, США и Китай объявили на своих территориях локдаун, остановив производство и закрыв границы, Швеция лишилась возможности производить и отправлять на экспорт многие товары в тех объемах, как это делалось до пандемии.

Рост ВВП во многом зависит от экономической активности, на которую влияет как спрос за рубежом и внутри государства, так и настрой и планы бизнеса на будущее.

Жизнь в Европе была поставлена локдаунами на длительную паузу. Люди и бизнес получали поддержку из казны в виде заемных денег, которые выделялись в счет будущих доходов. Поэтому сразу после отмены карантинных ограничений все принялись активно вкладывать инвестиции в дело, что способствовало быстрому восстановлению экономики.

Совсем другая ситуация складывается в Швеции. Страна продолжает жить в условиях незаконченного эксперимента. Экономические агенты ведут себя осторожно, они не спешат вкладывать инвестиции в новые проекты или расширение производства. Это, конечно, вредно сказывается на экономике в целом. Но есть надежда, что все-таки шведский эксперимент будет удачным, ведь проведенный группой исследователей опрос показал, что шведы с оптимизмом смотрят в будущее.

Возможно, потребуется несколько лет, пока будет виден реальный эффект от шведского эксперимента, как это произошло с «испанкой», бушевавшей в начале XX века. Лишь недавно аналитикам удалось проанализировать все данные по той пандемии. 

От бушующего гриппа в равной мере страдали все страны, однако быстрее восстановились те государства, где сумели ввести карантинные ограничения.