Белый флаг или победа? Последствия отказа Швеции от локдаунов

Плюсануть
Поделиться
Класснуть


Среди европейских стран только Швеция категорически отказалась вводить локдаун на своей территории ни в первую, ни во вторую волну пандемии. Насколько правильным было решение Швеции? К чему привела выбранная ею стратегия?

Перед Рождеством король Швеции Карл XVI Густав вместо традиционного обращения к гражданам страны неожиданно выступил с речью, в которой признал поражение в борьбе с коронавирусом и выразил сожаление по поводу большого количества умерших. Спустя сутки, 18 декабря, премьер-министром Швеции Стефаном Левеном было сделано заявление о введении в стране самых жестких с начала пандемии ограничений. На целый месяц были отправлены на карантин ученики старших классов, на этот же срок закрылись многие муниципальные службы, ограничили количество посетителей в спортивных залах и магазинах. В барах и ресторанах запретили продавать спиртные напитки после 20 часов, а количество членов одной компании в этих заведениях не должно быть больше четырех человек. При любом нарушении заведению грозит полное закрытие.

Как уже было сказано, Швеция категорически отказывалась от введения локдаунов, чем и привлекла внимание всего мира. Теперь же наблюдатели разделились на два лагеря. Кто-то считает, что Швеция лишь сделала небольшое отступление и будет до конца придерживаться своей стратегии, но есть и такие, кто воспринял произошедшее, как выброшенный Швецией «белый флаг» и теперь она «будет как все».

«Особый путь», предложенный Андерсом Тегнеллом

Вдохновителем данной модели по преодолению эпидемии коронавирусной инфекции является главный эпидемиолог страны Андерс Тегнелл. Если раньше 64-х летнего врача знали лишь в узком кругу специалистов, то за время пандемии он превратился практически в национальный символ. Он сумел убедить всех выбрать совершенно иную тактику борьбы с коронавирусом, которую назвали «шведской моделью». Разумеется, у него были и поклонники, и противники. Но большинство шведов поверило ему, и даже сейчас, когда власти практически признали поражение, население продолжает ему доверять. Индекс доверия в октябре составлял 72%. В декабре после речи короля он снизился до 59%, но это все еще большая часть общества. С 68% до 52% снизилось доверие и к органам здравоохранения.

Президент одной из шведских компаний заявил, что упорство, с которым Тегнелл настаивает на своих убеждениях, когда во всем мире все придерживаются другой тактики, не может не вызвать уважения. Известны случаи, когда люди, чтобы выразить свое восхищение и уважение к этому человеку, делали татуировки с его изображением на своем теле. 

Популярен Тегнелл в США и Великобритании, где представители правого движения посчитали его символом свободы, которую власти стран с помощью ограничений украли у собственных народов.

Читайте также:  Сардиния: стоимость покупки недвижимости

Тактика шведских властей: борьба с пандемией без запретов

Попробуем разобраться, как властям Швеции удалось организовать борьбу с эпидемией COVID-19 без объявления различных запретов и введения штрафов.

В сентябре главный эпидемиолог Швеции дал расширенное интервью Ричарду Милну, являющемуся корреспондентом Financial Times. В нем он постарался сформулировать идею своего стратегического плана борьбы с коронавирусом. По мнению Тегнелла, пандемию нельзя воспринимать как некое кратковременное явление и пытаться остановить ее с помощью каких-то простых решений невозможно. Поэтому он против решения сложных проблем простыми способами. По мнению главного санитарного врача, борьба с вирусом предстоит долгая, поэтому потребуется создание целой системы, которая поможет справиться с общемировой бедой. Поскольку ношение масок относится к легким и практически бесполезным решениям, в Швеции отсутствует требование об их обязательном использовании.

Несмотря на то, что Тегнелл является противником строгих локдаунов и карательных мер, он противник и того, чтобы пускать пандемию на самотек, хотя такие предложения и звучали. Идея этих предложений заключается в том, чтобы позволить эпидемии развиваться самостоятельно с целью выработки коллективного иммунитета среди населения.

В соответствии со шведским законодательством органы здравоохранения обязаны действовать, опираясь только на доказанные и научно подтвержденные данные. В настоящий момент отсутствуют научные доказательства, подтверждающие эффективность закрытых границ и объявление локдаунов. Изучая опыт европейских государств, которые принимали подобные меры, Тегнелл с группой ученых не нашли ничего, что доказывало бы их эффективность. Еще в апреле попытки остановить распространение инфекции с помощью закрытия границ были названы «смехотворными решениями», время доказало всю бессмысленность подобных мер, не имеет смысла закрывать границы в тот момент, когда уже весь мир охвачен пандемией.

Соблюдение конституционных прав

В соответствии со шведской конституцией шведы имеют право на свободу передвижения, а у властей отсутствует право на объявление всеобщего карантина и закрытие границ. Закон запрещает закрытие на карантин пусть даже и небольших регионов, а тем более целой страны. Закрывать на карантин отдельных граждан или здания могут только врачи.

Подобный подход к решению вопросов зависит от особенностей организации системы здравоохранения в этой стране: проблемы, касающиеся здоровья нации, решают медики, а у политиков на это нет прав. Даже когда в апреле парламент проголосовал за предоставление правительству дополнительных полномочий в связи с пандемией, власти даже не попытались воспользоваться этим, чтобы объявить какие-либо ограничения, как в соседних европейских странах. 

Однако власти предпочли положиться на мнение Андерса Тегнелла, который заявил, что нужно опираться на благоразумие населения. 

Читайте также:  Гражданство за биткоины

Гражданам были озвучены рекомендации по профилактике коронавируса в виде добровольных ограничений. В частности, пожилым людям предписывалось избегать лишних социальных контактов, специалистам и сотрудникам компаний предлагалось работать на дому, если была такая возможность, всем людям давался совет воздержаться от лишних поездок и соблюдать гигиенические правила. Жизнь людей текла в привычном ритме: работали бары и рестораны, продолжал свою деятельность бизнес, оставались открытыми границы.

Свое отношение к локдаунам Тегнелл выразил одной фразой: «Вводить ограничения – то же самое, что гоняться за мухой с молотком». Главную цель он видит в разработке модели, которая будет работать годами, не влияя отрицательно на жизнь граждан. Бесконечное объявление и отмена локдаунов, что можно наблюдать по всем европейским странам, лишь наносят вред людям и бизнесу, но никак не помогают в борьбе с пандемией. Основную задачу стратегии эпидемиолог видит не только в минимизации количества смертей, но и в укреплении общего здоровья нации. Поэтому во время пандемии не ограничивались занятия детей, также для них были открыты все спортивные сооружения. Население свободно посещало магазины, торговые центры и рестораны.

В течение всего года не утихают споры относительно шведской политики по отношению к пандемии. Ее оценивают в двух направлениях – медицинском и экономическом. Естественно, в первую очередь страна подвергается критике за высокую смертность, которая в разы превышает показатели соседних государств. Например, из расчета на 100 тысяч населения в Дании смертность в 4 раза ниже, чем в Швеции, а в Финляндии и Норвегии данный показатель ниже в 8-10 раз.

Если рассмотреть происходящее более подробно, то можно отметить, что самое большое число умерших регистрировалось в первые месяцы пандемии, впрочем, то же самое наблюдалось и в других странах. Главный удар пришелся по пожилым людям. Доступ в дома престарелых длительное время был свободным, поэтому коронавирус распространился практически мгновенно. Отсутствие должного медицинского обслуживания и ослабленное здоровье пациентов послужили причиной огромного количества фатальных случаев. В течение нескольких недель в домах престарелых было зафиксировано более 1 000 смертей пожилых граждан. Критика в адрес службы здравоохранения наконец-то заставила власти ограничить доступ в данные заведения, что позволило снизить уровень смертности.

Сравнение данных по количеству инфицированных во время второй волны коронавируса тоже оказались достаточно показательны. Во всех странах отмечался резкий всплеск заболеваемости. При этом по количеству заразившихся Дания, в которой вводились строгие карантинные ограничения, начала обгонять Швецию, где эти меры не предпринимались. 

В очередной раз правота Тегнелла подтвердилась – никакие карантинные меры нельзя считать панацеей.

Читайте также:  Хочешь стать гражданином Австралии – сдавай экзамен по английскому

Как известно, все страны в качестве жестких ограничений использовали запрет на передвижение. В Швеции официально никакие запреты не вводились, лишь только просьба по возможности ограничить свои поездки. Проанализировав данные о перемещении населения, Тегнелл сделал вывод, что расчет на сознательное самоограничение граждан был верным. Как оказалось, мобильность шведов была практически такой же, как и у граждан соседних стран. Однако в этих странах действовали жесткие ограничения, а шведы пошли на ограничения сознательно и добровольно.

Пандемия продолжается

Если оценивать шведскую модель с экономической точки зрения, то она практически не отличается от положения в соседних странах. Как и везде падение ВВП отмечалось во II квартале, а показатели III квартала оказались лучше, чем в Норвегии. Уровень безработицы в этой стране также достаточно высок. Можно сделать вывод, что принятая модель не оказала на экономику существенного воздействия.

Основные высказывания критиков в адрес Швеции сводятся к тому, что ее модель нацелена на выработку коллективного иммунитета у населения, а это можно достигнуть только через вакцинацию либо заплатив большим количеством жизней.

После известной королевской речи появилось много критиков и в самой Швеции, к их числу относятся и члены независимой комиссии по коронавирусу. В своем отчете они возложили ответственность за высокую смертность на правительство и органы местной власти. Конечно, если сравнивать количество погибших от коронавируса в Швеции с показателями других европейских стран, то разница будет незначительной. Однако такой высокой смертности можно было избежать, если бы в эти учреждения направили врачей и младший медицинский персонал. 

Окончательные итоги расследования комиссия обещает предоставить к октябрю 2021 года, после тщательного анализа всех данных по пандемии.

Пока же Тегнелл считает, что рано объявлять шведскую модель неудачной. Впереди третья волна коронавируса и все страны возлагают надежду на вакцинацию, хотя и в этом случае Тегнелл имеет свое мнение. Он считает прививки такой же бесполезной вещью, как и маски с локдаунами. И к его мнению прислушиваются всерьез.