COVID-19: мир на пороге пяти стадий горя. Гнев

Плюсануть
Поделиться
Класснуть


Продолжаем рассмотрение изменений, которые произошли в коллективной психологии человечества в течение 2020 года. Проект, запущенный информационным агентством, подразумевает разделение пандемии на пять периодов, которые американский психолог Элизабет Кюблер-Росс обозначила как «Отрицание», «Гнев», «Торг», «Депрессия» и «Принятие».

После первой стадии, когда каждый человек и общество в целом были оглушены сообщениями о неизбежных тяжелых событиях и не желали принять то, что ожидало всех впереди, наступила вторая, наиболее тяжелая фаза пандемии – гнев.

Достигнувшие этой стадии люди понимают, что больше не могут жить с закрытыми глазами и игнорировать все происходящее вокруг них. А поскольку они не понимают, зачем все это – начинают обрушивать свою злость, а порой и гнев, на все окружающие их объекты. Чаще всего человек начинает заниматься самобичеванием, обвиняя во всем себя, либо срывается на других людей, ругает судьбу, законы или высшие силы. Бывают случаи, когда гнев обрушивается на окружающие вещи.

Как считает клинический психолог Дарья Милай, гнев является самой тяжелой стадией переживания. Как бы человек не проявлял свои чувства – гнев полностью изматывает и опустошает душу. Если гнев проявляется открыто, то человек выматывается физически. Он тратит силы на ссоры с окружающими людьми, на битье посуды, на порчу и ломку различных вещей. 

Если чувства скрываются и бурные эмоции сдерживаются в себе, то человек выгорает психологически.

Можно рассмотреть это на примере больного, узнавшего о своей тяжелой и неизлечимой болезни. Очень часто можно наблюдать, как такой больной агрессивно выплескивает свои чувства на окружающих. Возможно, человек считает большой несправедливостью, что болен именно он, а не кто-то из окружающих его людей. Часто зло срывается на врачей, которые неправильно лечат. Если заболевший оказывается одним из множества пострадавших во время эпидемии, то агрессия направляется на правительство, которое не принимает должные меры, чтобы остановить распространение болезни либо наоборот слишком сильно «затягивает гайки». Одним словом, в стадии гнева любой человек способен сорваться по любому поводу, который даже может быть никак не связан с основной причиной горя.

Период перехода на новый уровень горя

Пандемия развивалась в мире неравномерно. Если попытаться вспомнить хронологию ее развития, то в Россию она пришла позднее, чем в европейские страны. В Италии и Испании период «гнева» наступил гораздо раньше, когда население в реальности увидело последствия бушующего вируса. 

В России общественное осознание постепенно нарастало с конца февраля до апреля.

Читайте также:  Коронавирус в Италии: отмена Венецианского карнавала

Именно в этот период большинство россиян поняли, что события на Дальнем Востоке и Европе имеют к ним непосредственное отношение. В новостных лентах зазвучали сообщения о первых заболевших, которые, возвращаясь из Китая, привозили с собой вирус. И когда наличие коронавируса подтверждалось лабораторно, поведение людей резко менялось – оно начинало соответствовать стадии гнева. Граждане, попавшие в контакт с больными, категорически не желали соблюдать условия самоизоляции. А больные отказывались от госпитализации. Подобное, например, произошло в Боткинской больнице, когда из бокса сбежало несколько больных. Их вернули на лечение только через суд, а главврач, не обеспечивший изоляцию этих больных, лишился своей должности.

Однако даже в тот период времени COVID-19 еще не был основным новостным трендом. Общество в целом волновали совсем другие сообщения, например, о катастрофическом разрушении СКК «Петербургский», а также о будущем внесении изменений в Конституцию, что вызвало бурю негодования в обществе. Несмотря на призывы СМИ соблюдать меры противоэпидемиологической безопасности, население массово выходило на акции протеста. При этом уровень ожесточения только нарастал, если до протестующих пытались донести сведения о распространении инфекции – страшной вспышке в европейских странах и первых случаях смерти уже среди россиян.

Уровень гнева в общественном сознании постепенно увеличивался, хотя многие продолжали отрицать опасность заболевания, а кое-кто и само наличие вируса. Иногда даже от врачей можно было услышать жестокие обвинения в адрес чиновников и отечественной медицины в том, что они не способны обеспечить условия для борьбы со «слабеньким» сезонным вирусом.

В сознании многих назревала уверенность, что существуют мировые элиты, которые через «шумиху с коронавирусом» пытаются достигнуть своих эгоистических целей. Другая группа граждан начала винить в происходящем государственные власти. Они считали необоснованными требования о самоизоляции всех, кто попал в контакт с заразившимися людьми. 

Их возмущали разговоры о возможном введении масочного режима.

Читайте также:  Работа украинцев за рубежом после карантина

И такие настроения наблюдались не только среди рядовых граждан. Например, петербургский журналист Николай Камнев писал тогда, что русский человек забьет на все и вся, если не будет обеспечен контроль за исполнением требований, хоть «фантомасочный» режим объявляй.

Постепенно информационный поток тревожных новостей нарастал, и это постепенно сказывалось на сознании людей. Они пугались даже тех известий, которые никак не могли напрямую относиться к их жизни. К примеру, многие переживали из-за возможного заражения коронавирусом Папы Римского. В СМИ буквально прокатился вал фейковых новостей, который смогли пресечь только после введения ответственности за распространение ложной информации. Обычно это были «свидетельства очевидцев», сообщавших о переполненных моргах, не справляющихся с наплывом зараженных людей больницах, о задержании полицейскими детей на улицах города, о мобильных крематориях на территории парков и т.д.

У граждан, находящихся в условиях самоизоляции, нарастала тревожность. Они перестали верить официальным сведениям и статистике по заболеваемости. Многие, чтобы снять стресс и депрессию, начали употреблять алкоголь, что еще более усугубило их состояние.

Люди направляли свой гнев на правительство, считая его главной причиной в создавшейся ситуации, затем шли врачи, а также близкие и просто окружающие люди.

Противостояние

Из-за предпринимаемых властями и чиновниками на местах мер, гнев порой принимал иррациональную форму. Настоящие волны протеста вызвало решение властей о мартовском переводе студентов, а затем и школьников на дистанционное обучение.

Введение повсеместного масочного режима также вызвало недовольство населения и привело к тому, что многие начали просто игнорировать требования самоизоляции, а то и открыто выражать свое негодование. Причиной послужило то, что государство не сумело обеспечить население масками, требуя при этом их обязательное ношение, к тому же у многих людей просто не оказалось средств для их покупки. Поэтому наблюдался массовый саботаж запретов и новых мер безопасности, которые вводились властями. Владельцы торговых точек, несмотря на угрозу штрафов, оттягивали момент закрытия своих предприятий. Население городов возмущалось запретом прогулок в парках и скверах. Назревал конфликт между работодателями и сотрудниками из-за массовых нарушений трудового законодательства.

Население видело основную проблему не в вирусе, который набирал силу, а в действиях московского мера Сергея Собянина. Из-за его слишком рьяных генерированных запретов появился мем о «цифровом ГУЛАГе». Жители Москвы гневно требовали прекратить ставить над ними эксперименты, как над подопытными крысами. Мэра называли издевателем и надзирателем, который стремится выглядеть спасителем, пуская всем пыль в глаза, а на деле строит концлагерь. 

Людей можно было понять, ведь они видели, что когда одних наказывали даже при попытке выйти из дома, другие продолжали работать или летать на отдых за рубеж.

Читайте также:  Новогодние ограничения в Греции

Чиновники в свою очередь обвиняли население в нарушениях карантинных мер. Дело шло к социальному взрыву.  Однако сообщения о страшном развитии пандемии в странах Европы и в США, а также увеличение количества смертей в самой России вынудили всех перейти к третьей степени осознания горя и начать торг.