Рабочие места в Европе будущего

Плюсануть
Поделиться
Класснуть


Последствиями пандемии коронавируса могут стать не только проблемы в экономике, COVID-19 способен даже повлиять на географию занятости населения во всем мире.

Сотрудники института McKinsey проанализировали ситуацию с занятостью вплоть до 2030 г. В опубликованном отчете проведен тщательный анализ 1 095 рынков труда по всем европейским государствам, включая 285 городских районов. В документе четко прослеживаются основные направления, развитие которых уже отмечалось в предыдущие годы, а также показано дальнейшее развитие ситуации на рынке труда.

К основным тенденциям можно отнести географическую концентрацию занятости, растущую автоматизацию и сокращение связанных с этим ряда профессий. Как выяснилось в процессе исследований, многие профессии значительно сократятся или полностью исчезнут в результате внедрения автоматизации, а некоторые даже получат активное развитие уже в краткосрочной перспективе. Имеется ряд профессий, которые подвержены риску из-за пандемии коронавируса, кризис для них может наступить уже в ближайшее время. 

Однако в процессе исследований специалисты выяснили, что автоматизация может не так активно повлиять на баланс рабочих мест, как это казалось изначально, скорее всего эти изменения будут не столь значительными.

Развитие рынков труда

Проанализировав рынки труда в разных регионах Европы, выяснили, что изменения уже начались. За последние десять лет в 27 государствах Евросоюза уровень общей занятости вырос практически на 10%, достигнув рекордных показателей. Можно отметить ряд следующих изменений на рынке труда:

  • Начала меняться профессиональная структура. Еще до пандемии коронавируса наблюдался значительный спрос на высококвалифицированных рабочих. Автоматизация и введение карантинных ограничений только ускорили этот процесс. Переход на интернет-ресурсы был отмечен во всех регионах и в различных отраслях экономики.
  • В течение 10 лет сформировались целые регионы, где наблюдался постоянный рост занятости.
  • Увеличилась мобильность рабочей силы. Это гораздо заметнее на примере стран ЕС, чем в США. Открытые границы и возможность безвизового въезда на территории многих стран позволили рабочим из регионов с низким достатком мигрировать в другие города, регионы и страны, чтобы заполнить свободные там рабочие вакансии.

Чтобы яснее разобраться в динамике и выявить влияние автоматизации на рынок труда, аналитики разделили 1 095 европейских рынков на 13 кластеров, которые, в свою очередь, распределили в три группы: регионы со сниженными показателями роста, со стабильной экономикой и центры, где наблюдается постоянный рост.

К динамичным центрам роста можно отнести два кластера, имеющих самый высокий показатель ВВП – это мегаполисы Париж и Лондон с 10-миллионным населением. Также в эту группу можно отнести еще 46 центров, отличающихся наличием молодой рабочей силы с высоким уровнем образования и имеющих ряд быстрорастущих в технологическом смысле отраслей. Среди этих центров можно назвать Копенгаген, Амстердам, Мюнхен и Мадрид. 

В регионах, отнесенных к динамичным центрам, проживает до 20% европейского населения.

Почти 50% жителей Европы проживают в регионах, отличающейся стабильной экономикой. В этих кластерах постепенно увеличивается количество жителей, размер ВВП на душу населения составляет выше среднего. В эту группу было отнесено 102 экономики, в основном занятых предоставлением услуг. Например:

  • 64 диверсифицированных мегаполиса, среди которых можно назвать Болонью, Плимут, Катовице, Фрайбург – в них сочетается сфера обслуживания и производство.
  • 267 диверсифицированных района, не являющихся мегаполисами. Среди них можно назвать Каринтию, Кент, Португалию, Майорку, Корнуол и еще 98 различных туристических зон.
  • Рига, Лион, Будапешт и Манчестер – основное направление занятости населения в таких отраслях экономики, как розничная и оптовая торговля.
  • 78 центров, отличающихся высокотехнологичным производством, 70% которого приходится на территорию Германии.Здесь можно выделить Вольфсбург и Штутгарт.

Остальные 30% жителей Евросоюза проживают в регионах со сниженными показателями. Здесь падает уровень ВВП от постоянной миграции трудоспособного населения в более развитые кластеры, что приводит к старению населения и еще более сильному падению экономики. Если более подробно рассмотреть эти регионы, то можно выделить следующее:

  • 107 регионов имеют стареющее население, особенно выделяются Западная Камбрия, Дордонь, Цвиккау.
  • 35 регионов имеют слаборазвитый бизнес, высокие показатели безработицы и миграции. Особо выделяются Неаполь и Андалусия.
  • 81 кластер основной упор в развитии делают на медицину, образование и госсектор.
  • 85 кластеров заняты развитием образования и эмиграции.
  • 72 региона ориентированы на развитие основного производства.

Влияние процесса автоматизации на востребованность разных специальностей

В течение десяти лет существенно увеличилась занятость в наукоемких секторах экономики. Вырос спрос на профессии, имеющих высокий уровень квалификации. Везде востребованы специалисты в медицине, юриспруденции, в телекоммуникациях, в сфере финансовых услуг и образовании. А вот в таких областях, как сельское хозяйство и перерабатывающая промышленность, занятость значительно снизилась из-за автоматизации многих процессов и применения новых технологий.

Не все так однозначно выглядело все эти годы для профессий с низким уровнем навыков. Все зависело от области, в которой требовалась та или иная профессия. Во всех группах наблюдался положительный спрос на профессии с низкой квалификацией, например, кассиров или санитаров. 

Однако в банковском секторе профессия кассир стагнировала на всех уровнях.

Читайте также:  Кипр – прекрасное место для вложения инвестиций в недвижимость

Как уже было сказано выше, количество рабочих мест существенно увеличилось в течение этих десяти лет. Однако величина заработной платы практически не изменилась. В Евросоюзе увеличение зарплаты составило около 0,9% в год. Значительно изменился и характер работы. До кризиса, который вызвал коронавирус, почти 30% населения работали неполный рабочий день, были устроены временно или внештатно. Это наблюдалось в 22 странах Европы из 29.

Рост занятости населения по регионам

Анализ данных за десять лет показал неравномерность увеличения числа рабочих мест по разным регионам. Так, например, с 2007 г. они в основном концентрировались в 49 крупных городах, которые можно было считать центрами динамичного развития. В них проживало 20% населения Евросоюза. За эти годы количество жителей в этих мегаполисах выросло за счет эмигрантов из других кластеров на 40%, увеличение чистой занятости составило 35%, а ВВП Евросоюза увеличился на 43%.

Заметен перекос в создании рабочих мест. В кластерах, где количество жителей, и так, уменьшалось из-за нехватки мест для трудоустройства, за 10 лет число рабочих мест увеличилось только на 12% и составило всего 27% от общего количества в Евросоюзе. При этом в данных регионах проживает почти 30% трудоспособного населения. Однако в регионах, имеющих стабильную экономику, в которых сосредоточено 50% населения ЕС, занятость увеличилась на 53%.

Причина этих отличий заключается в нескольких факторах, таких как динамичность бизнеса, возможность применения инноваций, а также доступность для работников получения навыков. В 48 мегаполисах остаются проживать почти 83% выпускников ВУЗов и STEM, в результате население этих городов на 40 % состоит из людей, имеющих высшее образование. Если посмотреть на показатели «сокращающихся регионов», то данная категория населения составляет всего 25%.

Поэтому 48 мегаполисов и центров суперзвезд имеют 55% высокотехнологичных производств, в то время как на стабильные экономики их приходится 39%, а на «сокращающиеся» всего 6%. Основная доля компаний также приходиться на крупные развивающие центры. Здесь их доля составляет 73%, против 25% в стабильных экономиках и 2% в «сокращающихся». 

Например, 80% из 126 компаний Европы, входящих в список Fortune Global 500, приходится всего на 29 мегаполисов.

Растущая трудовая миграция

Одновременно со сменой географии занятости перемещались и людские ресурсы, граждане, стремящиеся подыскать достойное место работы, переселялись из одних районов в другие. Естественно, что основная миграция наблюдалась в основном внутри стран, но и внешняя миграция за 14 лет показала рост в 50%. Количество граждан, решившихся на переезд в другую страну с целью найти работу, удвоилось. Если в 2003 г таких мигрантов насчитывалось менее 8 миллионов человек, что составляет 2,3% от общего количества трудоспособного населения, то в 2018 г. их уже было 16 миллионов, а это – 4,8%. Самыми привлекательными оказались развивающиеся центры – их трудоспособное население возросло на 2 миллиона человек.  

Влияние COVID-19 и автоматизации на трудовую занятость

Пережив карантинный коллапс весной 2020 г. экономика постепенно начала восстанавливаться, но до сих пор почти 59 миллионов рабочих мест, что составляет около 26% от их общего количества, находятся в состоянии риска. Они могут быть в любой момент сокращены по продолжительности часов, либо по оплате, работники могут быть отправлены временно в отпуск или уволены. Последствия пандемии, как и внедрение автоматизации, воздействуют на экономику неравномерно, наблюдаются различия их влияния на разные сектора или профессии, что, естественно, сразу сказывается на демографии отдельных регионов.

Чаще всего подвержены риску три группы профессий, на которые к тому же приходится около 50% рабочих мест. К этим группам относятся все виды строительных работ, сфера общественного питания и сектор торговли и обслуживания населения. Как оказалось, рабочие места, которые могли быть потеряны во время карантина по коронавирусу, также частично подвергались риску сокращения из-за автоматизации. И наоборот, 24 миллиона рабочих мест, что составляет 50% от их общего числа, которые в будущем планируется автоматизировать, в настоящий момент подвергаются риску сокращения из-за карантинных ограничений, связанных с коронавирусом.

В первую очередь под сокращения пойдут рабочие места, занятые людьми не имеющих высшего образования. Анализ, проведенный McKinsey, показал, что рабочие без высшего образования могут потерять работу вдвое чаще, чем граждане с высшим образованием. Кроме того, данная категория работников в 80% случаев трудится на рабочих местах, подверженных риску сокращения, а это примерно 48 миллионов рабочих мест.

О том, что коронавирус влияет на занятость можно судить по ускоряющемуся стремлению огромного количества рабочих перейти на новое место работы. Кризис, вызванный пандемией, скорее всего, существенно увеличит неравенство, которое давно наблюдается между европейскими странами, усилит его между более и менее образованными работниками и регионами. 

Особенно заметно это будет среди молодежи.

Читайте также:  Паспорт Филиппин снова в лидерах среди надежных паспортов

Взаимосвязь демографии с автоматизацией

Если вспомнить кризис, разразившийся в 2008 году, то можно заметить, что тогда отмечался резкий рост безработицы по всей Европе, и потребовалась двойная рецессия, чтобы она начала снижаться через пять лет. Вплоть до кризиса 2020 года, вызванного пандемией, наблюдался процесс увеличения занятости. Можно сделать предположение, что после пандемии главным при восстановлении рынка труда будут предложения рабочей силы, а не спрос на нее со стороны фирм и компаний. Никто почти даже не сомневается, что в ближайшие десять лет начнет бурно развиваться автоматизация производства, что приведет к сокращению рабочих мест. Избыток неквалифицированной рабочей силы на территории Европы может уже к 2030 г. стать одной из серьезнейших проблем, в то же время будет ощущаться нехватка рабочей силы для заполнения имеющихся и вновь создаваемых высокотехнологичных рабочих мест.

Сокращение рабочей силы 

Проведенные MGI исследования доказали, что почти половина всей трудовой деятельности может быть автоматизирована уже имеющимися в настоящее время технологиями. Разумеется, в разных странах процент автоматизации будет свой в зависимости от запросов бизнеса, уровня заработной платы, технических возможностей, нормативной базы и множества других факторов.

В процессе исследования было проанализировано несколько возможных вариантов автоматизации производства в Европе. За основу брались темпы развития автоматизации, которые были до пандемии. Расчеты показали, что к 2030 г. в Евросоюзе могло быть автоматизировано примерно 53 миллиона рабочих мест, что составляет около 22% от их общего числа. Только теперь эта цифра может значительно возрасти, если пандемия послужит ускоряющим фактором. Аналитики предположили, что к 2030 г. вызванный коронавирусом кризис будет пройден, а вновь создаваемые рабочие места компенсируют их потерю от проводимой в данный момент времени автоматизации. Однако у европейских работодателей может возникнуть проблема с заполнением имеющихся вакансий. Вновь создаваемые рабочие места после автоматизации потребуют рабочие кадры с высшим образованием.

Еще одной причиной нехватки рабочих кадров послужит старение населения Европы. Предполагают, что через десять лет трудоспособное население в странах Евросоюза сократится на 13,5 миллиона человек, то есть на 4%.

Если рассматривать этот спад конкретно по странам, то лидером, возможно, станет Германия, где ожидается снижение численности трудоспособного населения на 4 миллиона человек, или примерно 8%.  Немного меньше будет снижение в Италии – 2,5 миллиона, или почти 7%, следом идет Польша – 2,3 миллиона, или 9%.

Кроме снижения численности рабочих рук, в Европе сокращается рабочая неделя. Анализ показал, что количество отработанных в течение недели часов в пересчете на душу населения снизилось на 3% и теперь составляет 37,1 часа. 

Как меняется спрос на навыки

Структура рабочих мест формируется не только за счет внедрения автоматизации. Меняется само соотношение между отраслями. Наблюдается постоянное сокращение производства и сельского хозяйства с одновременным увеличением удельного веса сферы услуг. Процесс автоматизации обеспечивает развитие наукоемких секторов, к каким можно отнести здравоохранение, образование, коммуникационные и информационные технологии.

Исследования показали, что до 2030 г. почти 70% потенциального роста занятости придется на такие отрасли, как образование – 2 миллиона рабочих мест, наука и технические службы – 2,6 миллиона, социальные службы и здравоохранение – 4,5 миллиона рабочих мест.

В «сокращающихся» регионах ожидаемый прирост занятости может не превысить 10%, поэтому он будет отмечаться только на отдельных рынках труда.

Автоматизация внесет изменения в профессиональную структуру. Уже сейчас четко прослеживается высокий потенциал сокращения многих профессиональных категорий. К ним можно отнести в первую очередь производственников и сотрудников бек-офисов, в сфере которых занято 25 млн и 30 млн работников соответственно. В сфере обслуживания населения под сокращение в процессе автоматизации попадут клерки и кассиры. Тщательное изучение динамики развития только 10 профессий из 400, показало, что вероятному сокращению на 20% будут подвергнуты рабочие места, занимаемые продавцами, администраторами и секретарями.

Те профессии, где предполагается увеличение рабочих мест, нуждаются в специалистах с более высоким уровнем навыков. Почти на 20% может вырасти спрос на профессии, связанные с деловыми и юридическими ролями.  Имеется еще небольшая категория профессий, в которой занято немногим более, чем 5 миллионов человек, показавшая в модели исследования возможный рост в 30% — это сфера творчества и искусства. Такой же рост в 30% показали еще 15 профессий, в число которых вошли медсестры, специалисты по маркетингу и разработчики программного обеспечения.

Многим работникам даже без смены профессии потребуются новые навыки, то есть их повседневные обязанности будут изменены.

Читайте также:  В Болгарии могут упростить выдачу ВНЖ

Так, например, на модели развития стало видно, что потребность в ручном и физическом труде снизится на 18%, в то время как деятельность, требующая технологических навыков, возрастет на 39%. Уже сейчас наблюдается дефицит работников, владеющих навыками работы в высоких технологиях. Модель также показала увеличение спроса на 30% на социально-эмоциональные навыки. 

Рост занятости в соответствии с географической концентрацией

Как показали результаты исследований, число рабочих мест растет ускоренными темпами из-за автоматизации. Причем мегаполисы и развивающиеся центры обеспечили создание почти 35% новых рабочих мест. Если коронавирус не внесет свои коррективы в предпочтения отдельных профессий и компаний, то к 2030 г. на мегаполисы будет приходиться 50% роста рабочих мест.

Предполагается, что в двух мегаполисах благодаря автоматизации темпы роста составят около 15%, а в развивающихся центрах – до 9%.

В группах со стабильной экономикой к 2030 г. ожидается увеличение рабочих мест на 40%, при этом рост экономики составит примерно 5%.

В «сокращающихся» регионах ожидаемый прирост занятости может не превысить 10%, поэтому он будет отмечаться только на отдельных рынках труда. Это может привести к тому, что доля европейцев трудоспособного возраста, проживающих в регионах, где наблюдается сокращение рабочих мест, удвоится и достигнет 40%. Можно было бы предположить, что это вызовет массовую миграцию населения. Однако пандемия коронавируса внесла свои коррективы. Введенные карантинные ограничения привели к тому, что почти треть сотрудников многих компаний перешли на удаленную работу. Это может означать, что в будущем многим гражданам не потребуется менять место проживания, владея интернет-технологиями у них появится возможность работать на дому. Хотя может случиться и так, что географические и профессиональные несоответствия станут одной из серьезных проблем.

Итак, на рынках труда в ближайшие годы ожидаются серьезные изменения. Около 21 миллиона человек вынуждены будут сменить свою профессию, как невостребованную на рынке труда. Еще 40% работников, что составляет почти 94 миллиона человек, вынуждены будут приобрести новые навыки, чтобы не потерять имеющуюся у них работу. 

Решение вопроса по подбору кадров – в мобильности

Увеличение рабочих мест в мегаполисах приводит к тому, что местное население в состоянии закрыть не более 60% вакансий. Лишь некоторые позиции удастся закрыть с помощью удаленной работы, но 2,5 миллиона оставшихся вакансий потребуют притока миллионов мигрантов.

Основная проблема в городах с высоким уровнем жизни может возникнуть из-за нехватки кадров для заполнения вакансий с низким уровнем квалификации. Например, в Париже одной из самых быстрорастущих профессий является должность медицинской сестры. Однако средняя зарплата по этой профессии составляет всего две трети от стоимости жизни семьи из трех человек.